• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: школьные дни (список заголовков)
23:20 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Глава 11. Размышления и Решения или Изменщик

Хаха, дорогие читатели, вы можете в это поверить? Я вот до сих пор в шоке, но это правда – вот она, долгожданная прода… Сколько же времени прошло от выкладки последней главы…
Дорогие читатели, теперь вопрос к вам: писать краткое содержание предыдущих глав, или нет?


ПОВ Себастиана

Утро наступило как-то внезапно, придя в обнимочку с жестокой головной болью и невыносимым жжением по всему телу, что уже затекло от долгого сидения на стуле... Черт, что принимают эти студиозусы, что даже меня, древнего, носит во все стороны спустя несколько часов после вечеринки? Плохо, конечно, что мне не дано найти спасение в объятиях сна, но, с другой стороны, даже вот такого падения в ступор мне достаточно для отдыха… Вот только, как я оказался в своем кабинете? Чертовы дети, на что они подсели? Это не здОрово, это противно, но просто незаменимо. Эти странные наркотики, что накрывают в тот же миг, когда они только попали в тело, помогают забыться (о, да, память они мне отбили отменно) и отдохнуть от столь навязчивой и жестокой мысли о Сиэле и его...

Да ладно, будем называть вещи своими именами – Рэдмонд и граф уже не просто староста и секретарь, и это видно даже невооруженным глазом. Все эти нечаянные касания, брошенные украдкой томные взгляды, редкие целомудренные поцелуи в укромном уголку, где, казалось бы, никто не должен их заметить... Но я-то все вижу! И меня съедает обыкновенная, но все же разрушительная, ревность…

А недавно так вообще дошло до полнейшего безумия! Я понимаю, что скоро на носу очень важное событие, которое требует тщательнейшей подготовки и тому подобное, но чаша моего терпения уже преисполнена выходками неугомонного старосты. Разве, черт возьми, ему не достаточно времени, проведенного наедине с Сиэлем в их «любовном гнездышке» (как я называю личные апартаменты Эдгара на территории колледжа, где он так любезно предоставил графу несколько комнат в его пользование)? Достаточно? Так какого замерзшего ада он день в день срывает занятия первого курса в моем дортуаре своим присутствием? Ну, хорошо, я понимаю – Сиэль уже проходил со мной весь этот классический материал, даже задания на дом делаю вместо него я, но он ведь не единственный ученик в группе! Учителя и наставники уже устали объяснять один и тот же материал дважды, так как этот белобрысый засранец придумал себе крайне «смешное» развлечение – похищать графа посреди занятий. А все студенты наблюдают за ними и ни черта не слышат и не видят! Да не походит Фантомхайв на занятия недельку, или сколько там осталось к фестивалю Основания, так ему, вроде как, и положено. Серый жилет, все-таки... Пф, вам не идет этот цвет, мой лорд, точно так же, как и эта надменность и пренебрежительность, с которой вы смотрите на других учеников. Так и врагами можно обзавестись, а не только связями…

Со дня вашего появления в стенах колледжа я забыл о спокойствии и умиротворенности, зато, наконец, оценил всю прелесть нашей тихой, иногда разбавляемой взрывами и звоном разбитой посуды, жизни в поместье. Там, за закрытыми дверьми, мы не притворствовали, выдавая себя за тех, кем не были, мы мерно и мирно проживали дни, наполненные невысказанными, но ощутимыми чувствами, час от часу выполняя поручения королевы, утирая нос Скотланд Ярду… Что не так с вами? Что не так со мной? Что случилось с нами? Мне надоело, я слишком привязался к вам, к вашей душе, чтобы просто оставить без внимания эти метаморфозы, что произошли в нас за время расследования. Пусть королева обижается, пусть пыхтит и разрывается от того, что её волю не выполнили, но я хочу поскорее уехать отсюда, забрав своего господина. Проблемы королевской семьи нас не касаются, особенно в том случае, когда эти проблемы не влияют на честь и состояние самой Великобритании. Мой господин служит не женщине, а стране, а я служу ему, но, как слуга семьи Фантомхайв, я должен хранить и оберегать покой и счастье моего господина! А его счастье – это я… Хм, звучит, конечно, слишком самоуверенно, но даже сквозь призму обиды, что застелила мои глаза (конечно, уже сколько раз я заставал его с Эдгаром… в весьма неоднозначных позах?), я все ещё могу заметить, что моему мальчику все то, что делает с ним Рэдмонд – неприятно, даже мерзко. Тогда почему же он не прекратит все это? Почему продолжает весь этот фарс, демонстративно нося свой дерзкий серый жилет, что пожаловал ему алый лис? Почему он так холоден в обращении со мной?

Я не мог ошибиться в вас, граф. За столько лет, проведенных вместе, плечо к плечу, рука в руке, я научился отличать, когда вы лжете и когда говорите правду, когда вы искренни, и когда лицемерно играете на публику. Да сейчас что-то не могу понять: вы слишком заигрались, ненамеренно перегибая палку там, где не следовало, или же вполне отдаете себе отчет в том, что делаете, тем самым давая мне понять, что я вам не слишком и нужен? Но тогда выходит, что вы мне лгали все время, понемногу втирались в душу, налаживая доверительные отношения, стирая старые границы и проводя новые. А цель? Стало жаль свою душонку? Захотелось обломить демона, указав ему на его место? А я и повелся. Хотя… Да, вы хитры по жизни, беспристрастны в решениях (но все же преследуете одну цель, для осуществления которой не пожалеете никого) и слишком хорошо умеете манипулировать другими, но только не по отношению ко мне. Даже тогда, когда вы были мне просто господином, вы были честны со мной, хоть и любили удивлять странными изворотами событий на доске-жизни. А сейчас, когда мы уже срослись друг с другом, впитали друг друга, признались, что обоюдное влечение переросло в полноценные чувства… Вы не можете мне изменить, ни мысленно, ни телесно, ни чувственно. Вы – мой. И никто не сможет вас забрать у меня, даже я сам, ни сейчас, ни потом. Я не верю в то, что вы предпочли этого убогого блондинишку мне!.. А, может, это просто часть вашего плана, и вы решили меня стимулировать к быстрейшему раскрытию дела, да и та холодность, что вы мне демонстрировали – напускная, специальная, только бы мои мысли были не о вас и ваших прелестях, а о деле…
Все, я скоро начну сходить с ума от недоговоренности и скрытности. Хочу знать все и во всем принимать непосредственное участие, быть подле того, кого люблю, не просто, как наставник, методист или смотритель, а как самый близкий и, я надеюсь, незаменимый человек… Поэтому, простите, господин, нет – Сиэль, но я так больше не могу. Нам надо поговорить и объясниться. И чем быстрее, тем…

- Себастиан, где тебя черти носят? Сколько я могу звать тебя? Я вчера весь день и вечер искал тебя, ты ведь не отзывался. Как ты можешь называться дворецким семьи Фантомхайв, если тут такое важное дело, а ты где-то ходишь? Объясни! Нет, ты должен мне четко и ясно объяснить причину своего поведения, иначе я тебя накажу! Ты вообще обо мне не думаешь! А я ведь беспокоился, хотел поговорить, извиниться. Я же люблю тебя, демон возьми, а ты… ты…

Мой маленький господин, стремительно ворвавшись в кабинет, тут же накинулся на меня, захлебываясь гневом и негодованием, но все же напряжение и облегчение в его голосе не смог бы услышать только глухой. Он колотил своими маленькими кулачками по моей груди, а я стоял, и улыбался как дурак какой-то. Видимо, я уже сошел с ума, как же иначе можно объяснить то, что я неимоверно рад… нет, я просто самый счастливый человек на свете, на небе и во всем аду! Я готов прыгать, голосить, обнимать этого маленького интригана, целовать его глаза, пить сладкий нектар признаний с его искусанных в кровь губ. И чувствовать, ощущать тепло его дрожащего от нахлынувших эмоций тела, знать, что никто, кроме меня, не сможет распалить тлеющую внутри него искру страсти и похоти… К черту Эдгара, к черту этот колледж, и королеву эту с её просьбами и приказами туда же, вслед за остальным – мы едем домой.

Понимая, что перестал слушать Сиэля после этих самых слов, я не сразу вынырнул из омута фантазий, но одно, все же, заставило меня возвратиться в реальность и забыть о своем желании восполнить все те одинокие дни.

-… не думал, что это никчемное дело примет такой неожиданный оборот, но теперь это уже не одолжение Виктории, а требование отплаты за оскорбление, нанесенное мне и моей семье. Никогда не знавал наглости больше, чем эта!
- Господин, я не понимаю, - улыбка сползла с моего лица так же внезапно, как и появилась. Какое оскорбление? Что же я пропустил, пока гадкая ревность съедала меня изнутри?

- Вот, - перестав колотить меня, Сиэль, извернувшись в объятиях, в которые я умудрился его заключить, потянулся к карману брюк и выудил оттуда уже порядком измятый кусок бумаги, исписанный неряшливым почерком, - почитай. А потом поговорим о том, что ты сумел узнать самостоятельно. Я, соответственно, поделюсь своими наблюдениями. И мы решим, что делать с теми пропажами, параллельно отыскивая наглеца, что не умеет выражаться как подобает джентльмену, а не портовому грузчику.

Отдав эту писульку мне, граф принялся расхаживать по кабинету туда-сюда, туда-сюда, время от времени останавливаясь и сильнее закусывая уже и так порядком пожеванную губу. Съехавшая набок повязка позволяла в полной мере оценить степень яростного раздражения, так же, как и припухлость век. Неужели Сиэль сегодня ночью не спал? Ну, в то, что он плакал, я никогда в жизни не поверю! Мой мальчик не настолько слаб и безволен, чтобы выражать свою боль слезами. И вообще, неправда все это, что плакать умеет и не стыдится тот, кто по-настоящему силен. У таких людей всего лишь нет причин для слез, все они понимают, переживут любые невзгоды, решат любые проблемы, ведь знают, что жизнь хоть и дрянь, но не стоит на месте: если сегодня плохо, то почему таким же должно быть и завтра? Все в их руках! Вот и Сиэль такой: несгибаемый, изворотливый, сильный и мудрый маленький мужчина.

Но все же одно меня удивляет и интересует: что там такое написано, что мой гордый господин решил нарушить свои принципы и поддаться на провокацию… Почитаем: «Глубокоглотаемый Сиэль Фантомхайв…»

С каждым прочитанным мной словом, мои глаза округлялись все больше и больше. Да, как человеку ему плевать на все эти оскорбления, но вот как главе семьи… Да и вот такой прямой вызов Сиэль просто не может проигнорировать. Нашел как подписаться – Милый убийца. А этот малец или смелый, или глупый, или просто больной, или все и сразу. В принципе, мне, как человеку постороннему (оставайся я простым дворецким), должно быть все равно, но так как я не такой, даже более, я сначала демон, а потом уже любовник, и лишь в последнюю очередь дворецкий… Одним словом, этот безумец трижды подписался под своим смертным приговором: первый раз, как тот, кто позарился на мою законную и лелеянную добычу, второй – как тот, кто посмел порочить имя моего любимого (ну, пусть у меня самого на почве ревности и проскакивали такие же эпитеты, но я-то имею право. Хорошо, что Сиэль об этом никогда не узнает), и третий – как тот, кто оскорбил моего господина. Вот тебе и закон бумеранга: паренек сам себе вырыл могилу. Как там было написано? «С перерезанным горлышком и разорванной жопой»? Да будет так.

Отбросив в сторону ненужную более записку, я поймал моего мальчика за руку и притянул его как можно ближе к себе. Граф, застигнутый врасплох моим порывом, напрягся как струна, но не стал вырываться или огрызаться, как когда-то, а просто позволил мне усадить себя, дрожащего и не пойми чем напуганного, на коленки. Я обнял своего глупыша, зарываясь носом в его волосы и вдыхая этот сладкий аромат, которого мне так не хватало долгие две недели. Я укачивал его, успокаивал и шептал на ушко разные нежности, говорил, как скучал по нему, как…

- Себастиан, - прервало меня это синеглазое чудо, - извини меня. Я… я такой эгоист! Когда я в первый день наметил план действий, то просто побоялся рассказать обо всем сразу же. Я подумал, что ты, ослепленный ревностью, не поймешь того, как он эффективен и что он потребует меньше усилий, и времени, и более безопасный… Может, сумей я подобрать тогда нужные слова, не брось я тебя одного, закрепив действия приказом, то… Ты простишь меня, Себастиан?

Я улыбнулся. Ну правда, мы виноваты оба, но больше, все же, я. Да, граф весьма наблюдателен, и тоже уже успел выучить некоторые мои привычки и бзики, так что даже скажи он мне, что его сближение с Эдгаром (да и с Грегори, чего уж там скрывать, если сам был свидетелем того, как этот волчонок смотрит на моего господина своими влюбленными глазами) намеренное и нужно чисто для расследования, я бы все равно рвал и метал. И вето наложил бы, точно! А ещё увез бы его домой и свернул половине старост их тоненькие шейки, которым уже надоело носить их пустые и оттого бесполезные головы. А так… Скованный приказом, закрепленного меткой контракта, я не имел права сделать что-то плохое этим двум. Так что единственный, кто должен просить прощение – это я.

Мальчик смотрел на меня выжидающе: что же я отвечу? Меж его бровей пролегла тоненькая морщинка напряжения, на нижней прокушенной губе выступила капелька крови… Наклоняюсь и, слизывая алую жидкость, и шепчу, буквально за секунду до взрыва эмоций, осоловевшему Сиэлю:

- Люблю.

Граф уже хотел облегченно вздохнуть и отстраниться, чтобы заняться делами, но разве отпустит из своих лап хищник притихшую и покорную жертву? Правильно – нет. Вот и я, поймав такие желанные губы в плен своего рта, начал медленно и уверенно распалять моего господина: нежной грубостью, когда мои удлинившиеся когти стали рвать не вовремя одетую на мальчика форму, дерзкой лаской, когда я коснулся теплой кожи холодными руками… Все закружилось в водовороте моих действий, его ответов, нашего желания. Я рычал и кусался, царапал и целовал, зализывал и растягивал, а мой любовник мог только плыть вслед за мной по общему для нас течению страсти, получая и захлебываясь тем, что я ему отдавал, не требуя ничего взамен. Мы изголодались друг по другу, нам хотелось всего и сразу, все больше и больше, не размениваясь на полумеры, отрываясь от земли и летя навстречу эйфории единения…

И в тот момент, когда я уже готов был войти в Сиэля своим нетерпением, граф вырвался из плена моих губ и протяжно застонал:

- И я… Себастиан… тебя…

- Сиэль, зови меня Белиаль.

* * *
От третьего лица
На маленькой софе двое предавались любви. Мальчик и мужчина. Они выглядели так сладко и так запретно, так трепетно и свирепо, так дико и так умиротворенно. Их стоны и признания лились нескончаемым потоком, их тела сливались и переплетались, они то замирали, то опять бешено и сумбурно двигались. Один в другом. Счастливы отдавать и принимать. И полностью глухи и слепы к миру, но мир не был слеп и глух к ним. Поэтому скрип дверей, которые они так беззаботно решили оставить открытыми, не услышал ни один из них, так же, как и яростного и такого отчаянного шепота:
- Изменщик!

@темы: творчество, темный дворецкий, школьные дни

04:10 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Глава 10. Красота - страшная сила


Из дневника Юноши
«...Как мало в жизни прекрасного?! Почему? Наверное, природа позаботилась о том, чтобы умерить его количество до минимума, но, зато, люди будут это прекрасное беречь, хранить и просто любоваться им, ведь даже находясь на пороге Конца света, именно эта неуловимая, но ощутимая всеми сила сумеет уберечь и спасти мир от разрушения. Она просто засияет в новом свете и одарит всех и вся своим величием. Именно в этот момент даже глухие и капризные боги распахнут свои сердца и души навстречу ослепляющему сиянию, что прогоняет мрак из самых потаенных уголков Тьмы, и, восхитившись её блеском, простят Земле её грехи...
Красиво, правда? Все мне говорят, что я умею ну просто восхитительно писать и излагать ясные и четкие мысли, применять различные метафоры и обороты речи... Да, с таким подвешенным языком можно пользоваться большущей популярностью среди молоденьких мадмуазелей и не только. Только есть одно но! Это все возможно при условии, что они меня не увидят. Ну, что я поделаю, если природа обделила меня той самой красотой, которая так и притягивает к себе представителей обоих полов? Да и семья моя не слишком богата, мы буквально собираем последние пенни и отдаем их на мое обучение в этом престижном месте... Не то, что мой братик! Да-да, у меня есть старший брат, только вот незадачка – у нас разные матери, и поэтому я считаюсь выродком, недостойным не то что просто носить фамилию моего глубокоуважаемого папика, но и вообще, даже думать о том, чтобы однажды переступить порог его богатого дома. Даже если моя мама отойдет в мир иной, то я, скорее всего, должен буду скитаться по подворотням и попрошайничать, но никто из моей «родни» мне не подаст руки помощи... Никто, кроме братика, которого я все же сумел приручить. Я просто сумел его запугать тем, что расскажу нашему отцу о его немного нестандартных предпочтениях... Вот ведь скандал будет! На весь Лондон и не только!!! Ха, я счастлив, смогу отомстить сразу всей семейке одновременно... Так вот, мама моя – проститутка, и я этого не стесняюсь, хотя никто в этом колледже (ну, кроме директора) об этом не знает. Сами понимаете, каким это образом я сюда попал. Маменька постаралась, немного орально, немного анально и ещё чуточку стандартным путем. Но, что самое противное – я это видел! И мне показалось это весьма и весьма гадким, особенно хотелось блевонуть, когда она, смотря мне в глаза и извиваясь под этим толстым потным мужиком, что издали смахивал на гориллу, говорила: «Сынок, теперь этот мужчина – твой покровитель. Слушайся его во всем и не бойся попросить о помощи в случае чего.» Стерва, проклятая дыбильная шлюха, алкоголичка, продающая свое тело за бутылку дешевого крепкого пойла, не отдающая себе отчет в своих поступках!!! Но, именно за то, что она привела меняв этот колледж, все равно о ком заботясь, или обо мне и моем будущем, или о своей безбедной старости, но именно благодаря этому я познакомился с прекраснейшим, красивейшим, благороднейшим и просто самым-самым человеком на земле... Этот человек – Эдгар Рэдмонд...
О, у меня не хватает слов, чтобы описать всю его грациозность, изящность, красоту, одухотворенность... Наверное, господь, когда создавал ангелов, взял его тело и душу прототипом, зная, что рано или поздно мой принц родится на земле и принесет в мир столько тепла, любви и восхищения, что все поверят о рае на грешной тверди! Одного только не пойму: как мог у этого брюзжащего слюной развалюхи-директора, родиться такой сын? Скорее всего, его мать была сильфом... Нет, прекрасной и тонкой нимфой, дриадой, или самой музой, которая сейчас засела у меня глубоко в голове, нашептывая столь страстные и дивные речи о своем сыне... И правда, не могу поверить, что Эдгар – всего лишь человек! Не могут у обыкновенных людей глаза блестеть, словно два алмаза, излучая не холодный свет, а только тепло, такое нежное, всепоглощающее и задорное! А эти волосы? О, как бы я хотел укутаться в их аромат, попробовать их на ощупь, проверяя, не потерялось ли среди дивных прядей часть солнышка? Хотел бы прижаться к его широкой груди, погладить едва ощутимые, но упругие мышцы, пососать его сосочки, убеждаясь, что на вкус они – слаще меда и податливее теста. А потом шаг за шагом спуститься все ниже и накрыть нас двоих с головой волнами наслаждения, раз за разом тонуть в нем и просто наслаждаться тем, что мне посчастливилось слиться воедино с моим персональным богом... Как я хочу этого!..»

«... Сегодня выдался на диво жаркий день, что просто хотелось плюнуть на все правила приличия и снять с ноющих плеч мерзкий фрак, развязать удавку, которую в народе именуют просто «галстуком», разуться и, расстегнув несколько пуговиц, пробежаться по зеленой траве. А потом с разбега плюхнуться в один из множества фонтанов, набраться наглости и попускать бумажных корабликов...
Но нет. Это же не красиво (не то, что мой идол), джентльмен так не должен поступать ни в коем случае! Оставалось только вздохнуть и, обмахиваясь пергаментом, как опахалом, сидеть в блаженной тени деревьев и ожидать сигнала о начале занятий...
Мне повезло, неимоверно! Я был вознагражден за воздержание от глупых и необдуманных поступков... Вот, стремительно рассекая газон, по дивной зелени шагал он... Мой Эдгар! Я уже представляю себе нашу близость... Только, как бы мне так незаметно подобраться к тебе?
Эдгар... Эдгар... Эдгар... Эдгаааар... Эд... дгаа... аррррр... Одно только имя уже возбуждает до предела, будто в нем заложена некая таинственная сила... Магия ли это? Или же просто – любовь...
Что, что тут случилось? Только тут ли? Эй, мой бог, ты куда уходишь, таща за собой остальную троицу старост, которые ни в кое сравнение не идут с тобой, единым и неповторимым? Не уходи, порадуй мой взор ещё немного, ведь, скорее всего, мы с тобой так и не увидимся до вечера, пока я, прокравшись из общежития, не доберусь мелкими перебежками до твоего окна и, спрятавшись за густой листвой, достану свой окуляр и буду наблюдать за моим любимым...
Провожаю взглядом моего ангела, пока тот не скрылся за углом, заходя на территорию парадного входа... Что там за вздохи? Неужели, что-то случилось? Кто-то пострадал? Эдгар!
Как хорошо, что я рванул со всех ног, но, немного опомнившись все же сумел перейти на быструю ходьбу, иначе, мало того, что врезался бы одного из старост (не люблю Грегори, сильно он тупой, как для одного из лучших учеников колледжа, хотя, спортсмены – они все такие), так ещё бы раскрыл свою слежку... Но увиденная мною картина, что разыгрывалась перед почти пустым, но все же заполненным одинокими зрителями дворика, просто откинула мою челюсть куда-то на уровень пола. Что это за чмырь, что так бесстыдно обнимается, едва не упечатываясь в блондина своим недоразвитым телом, с МОИМ Эдгаром? Не прощу, как и раньше никому не прощал! Но тут случай критический. Если раньше парни, которые составляли моему принцу занимательную компанию, просто болтали с ним, то Эдгар их не отталкивал за счет интересности общения с ними, эрудиции и психической зрелости, то этот МЕРЗКИЙ УБЛЮДОК, СЫН ПОДЗАБОРНОЙ МЕЛКОЙ УРОДЛИВОЙ ШЛЮХИ И СУХОДРОЧКИ (хм, видимо, даже некоторые черты от маменьки перенял, раз глаз закрытым носит) вот так в наглую принялся осуществлять все то, о чем мечтал Я! Ну нет, это же обидно! Посмотрите на этого, он ещё и смеет трепыхаться и вырываться... Наслаждайся, шлюшка, пока ещё можешь, а я поза...
Дальнейшие действия со стороны Эдгара заставили меня с зависти и омерзения закусить губу, едва подавляя вздох отчаяния... Он взял эту милюзгу на руки и... и... Наклонившись к его ушку, что -о прошептал... Ах, как , должно быть, низок сейчас его голос, как соблазнителен...»

«...Заняв свой наблюдательный пункт с самого утра, с нетерпением ожидаю появления моего любимого, распрекрасного и желанного Эдгара. О, я точно знаю, что сегодня он придет в свой кабинет, просто не может не прийти, так как на носу – Школьный фестиваль, на который съедутся многие уважаемые люди, чтобы просо поглазеть на успехи своего дитя, либо, что особенно популярно среди отцов семейств, где растут дочери, приглядеть успешного и многообещающего зятя... Как бы мне хотелось кинуть им в лицо улыбку, полную презрения, и сообщить радостную весть, что подавляющее большинство учащихся уже имеют свои пары, при чем, в стенах колледжа...»

«... Этот долбанный мальчишка поплатиться! Да! Придумаю для него самую мучительную и долгую пытку, если что, то всегда можно найти либо литературу, либо специалистов данного профиля, но чтобы так открыто и безбожно кадрить моего любимого – не позволю... Вот этот мудила склоняется над столом, морща свою хитрую морду, словно унюхал что-то отвратительное у себя под носом, внимательно изучает и, отвернувшись от окна, начинает что-то с умным видом рассказывать... Спасибо тебе, шлюшка, за то, что ты открыл мне столь прекрасную и чарующую картину на моего Эдгара, я избавлю тебя... от целого дня мучений... Но, надо бы тебя как-то припугнуть, а то взгляд, которым любимый пожирает тебя, говорит мне о многих, и далеко не целомудренных настроях... Неужели у вас ЭТО уже было? От одной этой мысли вскипаю, пенюсь, и просто выхожу из себя... Не позволю!..»

...« Глубокоглотаемый Сиэль Фантомхайв. Как вы уже поняли, это не обыкновенное письмо, но для тебя, чертового отродья, нет у меня другого обращения, кроме как «грязная, развратная и омерзительная шлюха»... Как, ты этого не знал? Тогда берегись! Однажды ты закончишь так же, как одна из твоих дьявольских коллег: в сточной канаве, среди вони и извержений, с перерезанным горлышком и разорванной жопой. Если же это не случится само собой, то я тебе обещаю, что вскоре я сам сделаю это с тобой, чего бы мне это ни стояло... Если же ты не хочешь стать обладателем столь красочного будущего, то просто убирайся из нашего рая, здесь для тебя нет места, искренне твой Милый убийца»...

«... Привязать к камню...Кинуть и убегать, только так... Нет я не трус, но быть пойманным раньше времени не хочу, мне ещё надо получить свой обещанный приз, иначе... Этот сукин сын так просто не отступит. Так что надо бежать к старшему братику и немного потрясти его кошелек, потому что все, что все необходимое для моей маленькой и смертельной мести можно приобрести только за границей...»

@темы: творчество, темный дворецкий, фанфик, школьные дни

03:51 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Глава 9. Слишком мало Себастиана или Камушек в наш огород

Полоса моих черных дней в Вестонском колледже продолжалась и набирала просто умопомрачительных оборотов при содействии и наличии крайне неприятных ситуаций. А виной тому – обыкновенный серый жилет с серебряными пуговицами, который я стал одевать с формой, тем самым обозначая свое место в школьной иерархии. Не стоит даже говорить, какую волну молчаливых и не очень протестов вызвало мое появление на школьном дворе во вторник, мой второй день в стенах этого элитного заведения. Ученики просто прошибали взглядами, посылая сокрушительные волны ненависти и недоумения в мою сторону, а звенящая от презрения тишина сопровождала повсюду, куда бы я ни пошел. Казалось, что известие о моем новом назначении не то, чтобы порадовало, но не вызвало отрицательных чувств только у МакМиллана и остальной троицы старост. Лишь Лоренс пробовал что-то там возразить, так как я представитель «синих», а должен помогать «красным», на что Рэдмонд ответил, что он получил специальное разрешение у директора на этот счет. Герман, к моему глубочайшему неудовольствию и чистосердечному ужасу, просто пожал плечами и, помахав перед моим лицом своей битой, сказал, что это дело Эдгара, кому доверять, но он проследит за тем, чтобы я исполнял свою работу старательно. Не ужаснутся от этого предостережения было просто невозможно, так что, чувствую, мне не суждено хоть однажды полностью расслабиться в присутствии Гриннхила. Ситуацию не сгладил даже рвущий барабанные перепонки смех, что привел меня в ещё больший трепет, подтверждая некую «профессиональную» невменяемость спортсмена. Никогда не подойду к нему ближе, чем на десять метров, ведь береженного демон бережет...

А вот реакция Грегори была вполне закономерна. После того маленького представления с обмороком, он, пряча лицо за волосами, буквально не сводил с меня своих блестящих глаз, когда я попадал в поле его зрения. Его руки вечно не могли найти себе места, все у него валилось и разлеталось в разные стороны, ноги тряслись, на вопросы он отвечал через раз, а то и через два, печально вздыхая и кутаясь в свою мантию. Жаль парня, конечно, но пока я не собирался давать ему надежду или как там говорят в таких случаях девчонки. Одним словом, эта пешка пребывает под полным контролем.

Вот так и начались мои будни в роли секретаря Эдгара Рэдмонда. Кстати, сам парень, как и обещал, не спешил, эм, «слиться со мной душой телом», но вот иногда позволял себе переходить очерченную мной черту наших «можно». Он очень часто «чисто случайно» пробегал мимо класса, где проходили мои занятия и просто «не мог себе отказать в удовольствии послушать столь занимательные лекции господина или госпожи такой-то». При этом блондин всегда садился за свободное, третье, место за нашей с МакМилланом партой и весь час, отведенный на урок, либо всего лишь пялился на меня, либо, наглев до предела, искал под столом мою левую руку и сжимал её в своей ладони. Также Эдгар, особо не церемонился ни со мной, ни с преподавателями, ни со студентами: посреди жутко запутанного и тяжелого объяснения теоремы бла-бла (не было настроения слушать эти лекции по алгебре во второй раз, так что названия я не запоминал), Рэдмодн мог вдруг осознать, что ему просто необходимо возвратиться в офис старост и перечитать план проведения недели искусств. Все бы ничего, но почему это нельзя сделать самостоятельно, без моей помощи, не вмешиваясь в мой учебный процесс! Нет! Если не поднять весь класс на уши, срываясь из-за стола и, схватив меня за руку, не выбежать в коридор с громкими воплями о забытом, то день, считай, не удался. А потом, добежав до офиса, парень просто душил меня в своих тисках из рук, сбивчиво прося прощение за невозможность выстоять и стерпеть мою близость, желание касаться и спрятать меня, чтобы только лишь он и никто, кроме него не мог любоваться его мальчиком. Я старался запихнуть с каждым днем нарастающую злость куда подальше, чтобы однажды, а, точнее, после закрытия дела, жестоко отомстить за все, а пока, напяливая смущенную моську, позволял старосте целовать мое лицо и руки, тихо шептать нежности на ушко, делать подарки и вообще - проявлять свои чувства.

Но сегодня, в свой единственный выходной, я был несказанно зол. Даже без видимой на то причины, просто зол и точка... Да кого я обманываю! Вот же, Эдгар, вот он, причина моей рассеянности и невменяемости! Мало того, что это... это... разбудило меня не свет ни заря, да ещё и сделало это крайне оригинальным способом – Рэдмонд пришел в мои покои, кои, как и обещал, отдал в мое пользование до той поры, пока мне не подыщут что-то достойное, и, приляг в мою постель, начал осыпать поцелуями... Одним словом, эта и последующие выходки, стоили ему моего хорошего расположения духа и парочки громких оплеух. Но, как говорят, горбатого могила исправит, так что это... это... короче, у меня нет слов, что бы выразить чувство, которое сейчас просто разрывало изнутри, грозя выплеснуться наружу не только посредством грубых слов, но и очень жестоких действий.

Я стоял возле стеллажей с архивами, в которых хранилась информация о проведении прошлогодних фестивалей Основания Колледжа и, следовавшей за ним, Неделе искусств. Именно это послужило поводом сегодняшней работы в офисе, но, черт его подери, я ведь простой секретарь! Какого хорошего меня припахивают в мой единственный и такой долгожданный выходной делать то, что входит в обязанности старост? И если бы я только читал и списывал эти долбанные архивы так ещё...

—Мистер Фантомхайв, я вас, кажется, попросил принести мне чай, — «оторвавшись» от жутко занимательных счетов за аренду палаток, насмешливо сказал Эдгар Рэдмонд.

Ну что за тон, ей богу! А я ведь даже не собирался возражать, только... ЗАЧЕМ ЗАВАЛИВАТЬ МЕНЯ КАКОЙ-ТО НЕНУЖНОЙ РАБОТОЙ С ГОЛОВОЙ, А ПОТОМ ЕЩЁ ВОЗНИКАТЬ НА СЧЕТ ТОГО, ЧТО Я НЕ МОГУ ВОВРЕМЯ ПРИПОДНЕСТИ ТАКОЙ НЕОБХОДИМЫЙ СЕЙЧАС ЧАЙ ЭТОМУ БЕЛОБРЫСОМУ УБЛЮДКУ, ХОТЬ И ЯВЛЯЮСЬ ЕГО ЛИЧНЫМ СЕКРЕТАРЕМ!

Скрепя зубами и сжимая руки в кулаки, я отвернулся от наглой улыбающейся морды Эдгара к двери и ответил, стараясь хоть голосом не выдать своего раздражения:

— Простите, мастер Рэдмонд, уже несу. Может, вы ещё что-то желаете к чаю?

Спокойно, Сиэль, все просто отлично! Главное не сорвись, перетерпи. Подумаешь, ну схожу я на кухню, ну попрошу у поварят сделать чай... Грррррр! Не помогает! Я в крайней степени раздражен и нервозен – прошло только две недели, а Эдгар уже довел меня до точки кипения своими выходками! То перо ему новое принеси, то чернил долей, то шторы прикрой, а нет, раскрой обратно, то подушку под спину подложи, то духами комнату обрызгай, то изучи длиннющий список средней успеваемости студентов по классам и дортуарам, а потом напиши отчет, выразив свои мысли и идеи о том, как повысить этот самый балл. То поцелуй, то обними, то присядь на коленки... Может мне ещё на скрипке сыграть и полонез станцевать? Или стать на четвереньки и полаять как собака? Или он ожидает, что я сниму свою форму, представ перед ним в чем мать родила и буду умолять, чтобы он взял меня? Я же не дурак, и вижу каждый брошенный в мою сторону горящий взгляд, каждую похотливую улыбочку, каждый жест, призванный обольстить и влюбить меня в него «ещё больше». На чужой каравай, мальчик, рта не разевай! Я занят! Сегодня, завтра и всегда! И мне плевать на то, кто твой папа, кто ты, кто твои друзья, и на что ты готов ради меня! Если бы ты не был задействован в моем плане, я бы тебе не то что бы и поцелуя не подарил, я бы вообще не обратил на тебя никакого внимания, так как ты не в моем вкусе. Мне больше нравятся сильные, независимые, и просто дьявольски прекрасные брюнеты с яркими горящими глазами цвета спелого граната. Кстати, вспомнил об ещё одном раздражителе!

Себастиан, будь он неладен, сейчас очень странно себя ведет, все время меня избегает (даже посмел ослушаться моего приказа «найти и поселить меня в достойные апартаменты на территории колледжа») и не отвечает на поставленные вопросы, только присылает отчеты и делает выговоры, если я не справляюсь с поставленными заданиями во время уроков. Но это не беда, так как он просто исполняет мой приказ играть его роль убедительно, во что мне, конечно, все ещё хочется верить. Но почему, когда мы встречаемся в коридорах на перерыве, или уже после занятий, он ни словом ни пол словом не оговаривается на счет общего времяпровождения? Может, я скучаю? Чертов демон, чертово задание, чертовая обязанность перед королевой! Как хочется послать все куда подальше и просто уехать отсюда! Но я ведь даже ни на шаг не приблизился к разгадке тех странных исчезновений!

От тяжких мыслей меня отвлекли дерзкие поглаживания чьих-то рук. Они без зазрения блуждали где-то по моей шее, груди, животе, бедрах, слегка касаясь «запретной» точки в штанах. Эдгааарррр!!! Ублюдок! Мразь! Сволочь! Подонок! Как мне ещё его назвать? То, что он делает – просто отвратительно и неподобающе! Я попытался вырваться, но охватившее меня ранее чувство омерзения, кажись, прилепило, прибило и просто приморозило мои ноги к полу, позволяя только неуверенно дергаться.

Эдгар, то ли не замечая моего рвения оказаться подальше от него, то ли списывая копошение на внезапно охватившую меня страсть, уже не просто очерчивал изгибы моего тела через форму, а принялся откровенно соблазнять своего «прелестного мальчика», то есть, меня. Рэдмонд развернул мою тушку лицом к себе и начал медленное и такое мучительное сближение. Ужаснувшись его намерениям, я крепко зажмурил глаза и попытался смириться с тем, что должно произойти. Парень моей реакции, скорее всего, не заметил, или решил спихнуть её на разыгравшееся беспокойство о своей целомудренности.

Когда на мои холодные губы лег теплый поцелуй, я немножко оттаял от охватившего меня омерзения, и даже попытался придумать способ, как сделать пытку Эдгаром не столь ужасной, а, что, в принципе, невозможно, приятной. Сразу же откуда-то из задворок сознания выплыл образ моего умелого и сексуального дворецкого, его жесткие ласки, настойчивый язык, который вылизывал всю мою полость от горла и до уголочка губ, его свежее дыхание, что ободряло и будто вдыхало меня энергию...

Я даже затерялся в своих собственных воспоминаниях, путая сны и реальность. Запуская пальцы в длинные мягкие волосы, я всем телом прижимался к остолбенелому парню, который, от неожиданности, даже уступил доминирующую позицию, разрешая мне проникнуть в его рот и играть там с вкусным маленьким язычком, то загоняя его куда-то в укромный уголок, то сплетаясь с ним в диком и безудержном ритуальном танце.

Некоторое время спустя, когда моя челюсть уже устала двигаться, а спина онемела от долгого стояния в одной позе, я, обнявши парня за плечи, прыгнул на него, обняв тонкую талию своими ногами. Удобно, и главное, что привычно...

— Мистер Рэдмонд, тут такое дело...

Черт! Отрываюсь от парня (надо же было так забыться!!!) и спрыгиваю на пол, переводя взгляд на вошедшего в комнату без стука... Себастиана!!! Черт, черт, черт! Какой же я балбес! Вот он, мой объект страсти! Так какого дьявола я сейчас зажимался с Эдгаром?! Все просто – мне мало Себастиана, просто катастрофически не хватает его, моего демона-искусителя, моего неповторимого любовника...

Вглядываясь в застывшее на лице методиста выражение глубокой скорби (вот те на), чувствую себя предателем. Надо будет объясниться с ним, как-то позже, наедине, а пока...

—Простите, что помешал вам. Господин Рэдмонд, не могли бы вы прислать мне в помощь одного, а лучше двух студентов. И, пожалуйста, сделайте объявление по всем курсам и дортуарам о новом наборе. Спасибо.
И закрыл дверь.

Как же это было сказано! Вроде четыре простые предложения, но от сквозящего от них яда и презрения хочется удушиться, червертоваться, изрезаться или разорваться на мелкие кусочки.

А этот белобрысый даже ухом не повел, только расстроился чуток, что кто-то, пусть даже и методист, посмел прервать его столь прелестное времяпровождение. Взять бы кирпич и вальнуть со всей дури по этому лыбящемуся фейсу, что бы умыть его красной юшкой...

Смотря на мои покрасневшие щеки и уши, Эдгар как-то мечтательно закатывает глаза и, усевшись в свое любимое кресло, выдает просто самую ожидаемую и подходящую фразу дня:

— Я прощаю тебя, мой мальчик. Но я передумал, мне уже не нужен чай. Лучше, иди-ка сюда, мне нужна твоя помощь в одном вопросе.

Таак, соображаем и не поддаемся провокации. Подхожу к своему кхм, начальнику и, стараясь выбросить из головы произошедшее, с головой ныряю в предоставленный для ознакомления текст. Это оказался график проведения занятий... фехтования? А кто же тренер? Ого, а проводить эти самые занятия, точнее, как там, мастер классы будет моя, упаси господи, тетя и будущая теща, мисс Фрэнсис Миддлфорд, а ассистировать её должен... старший методист Себастиан Михаэлис. Вот так поворот событий! Что же, стоит записаться на посещение этого кружка.
Всматриваясь в цифры, что обозначали часы проведения тренировок, все никак не могу понять: в чем вопрос? Все прекрасно и гармонично выставлено, группы объединены в соответствии с возрастом, ответственные за инвентарь назначены... Так как я могу тут помочь?

Будто прочитав немой вопрос в моих глазах, Эдгар указывает рукой на свои коленки, будто приглашая меня сесть туда.

— Нет, я лучше постою. Вдруг ещё кто-то захочет войти.

— Понимаю, — опечаленно склонив голову, изрекает Рэдмонд. Неужели он думает, что так выглядит более возбуждающе? Проснись, паренек! Не все так радужно! — Я хотел бы услышить твою мысль: надо ли нам этот клуб вообще?

Так, постараемся настроится на рабочий лад, откинув из головы ненужные пока мысли о Себастиане и моем влюбленном старосте.

— Если подумать чисто логично, то фехтование – это такой же спорт как, скажем, скачки, шахматы, плавание и гребля, клубы которых действуют в нашем колледже. Мен вообще глубоко поражает мысль, что до сих пор ни у кого не возникло мысли, что поединки на рапирах и шпагах – это хорошее дополнение к общеобразовательной программе юного джентльмена. Да и тренер подобран весьма и весьма удачно. Эта женщина просто ас в своем деле, никого лучшего я, увы, не знаю...

Эдгар слушал меня внимательно и просто кивал головой, соглашаясь с моими высказываниями. Удивительно, этот разгильдяй может быть серьезным в определенные моменты, конечно! Это меня потрясло и я решил, наконец, расслабиться, предаваясь разглагольствованиям на тему турниров и матчей по фехтованию, на которых мне удалось быть присутствующим...

Наивный я! Как дитя малое! Стоило мне сменить мою напряженную позу на более спокойную, я почувствовал, как некто (не будем тыкать пальцами – это некультурно), возомнив себя хозяином положения, начал щупать мои ягодицы (да за что там взяться – кожа да кости, ей богу).

Не успел я среагировать на этот вопиюще недостойный поступок, как в окно, естественно, разбив его, влетел камень величиной с мою голову. Он, не смотря на свои габариты, пролетел полкомнаты и приземлился аккурат у моих ног. Честно, ни я, ни Эдгар, даже не успели испугаться, лишь парень, услышав громкий стук об пол, подпрыгнул на своем кресле и, в порыве чувств, прижал к себе, оберегая мою тушку от незапланированной встречи с минералом.

— Что это такое?

Я закатил глаза. Ну идиот!

— Камень. Разве не видно? — пожимаю плечами и стараюсь оттолкнутся от удерживающего меня юноши. Он, видимо, все ещё боится отпустить меня, ожидая новых нападений.

— Сиэль, ты не понял. Посмотри, там к нему что-то привязано!

Склоняюсь над камнем и запоздало понимаю, что староста прав – с другой стороны летающего объекта какой-то студент (а я не сомневаюсь, что это сделал ученик колледжа) прицепил маленький клапоть бумаги, исписанный вдоль и поперек неразборчивым почерком.

— Надо почитать, что за послание нам передали в столь дивный способ.

Протягиваю руку, отвязываю записку и читаю...

Кто-то, видимо, хочет нарваться на мой гнев, раз смеет присылать мне столь дерзкие и необоснованные угрозы!

@темы: творчество, фанфик, школьные дни

07:36 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Страшно подумать, сколько здесь ошибок... Ну ничего, прорвемся)

Глава 8. Игра по правилам или "Серый" жилет. Часть 2

ПОВ Себастиана

Если верить часам, то я уже страшно опаздывал на вечерний обход по общежитиям «синего» дортуара. Ещё не мешало бы и в приватные домики заглянуть, а то некоторые «особенные» студенты любят каждые несколько дней устраивать пьянки и оргии, на которые мне регулярно приходили приглашения. Я, конечно, как прилежный методист, отказывался от участия, но предпочитал закрывать глаза на подобные вечеринки - пусть мальчики отдохнут, лишь бы на следующей день без опоздания приходили в классы с исполненными заданиями. Надеюсь, Лорэнс сегодня не на дежурстве в главном корпусе и, увидев, что я опаздываю, прикрыл меня?..

Чертов мальчишка, ну как так можно, а? Напрочь запудрил мне мозги своим поведением. Надо скорее закрывать это дело и сматываться в привычное окружение особняка, если, конечно, наша бешенная троица будет нормально себя вести и не ввергнет особняк в руины. Но перед тем я хотел бы напомнить кое-кому о столь небрежно кинутом, но не забытом мною, обещании. Я теперь буду, как Гробовщик: хочешь получить информацию – заплати, только вот я немножечко сглупил, что эту самую плату не взял с самого начала. Зато, какие проценты-то накапают за время, какие проценты!..

Я тенью скользил меж прекрасных статуй, которые, обволакиваемые долгожданной тьмой, казались наполненными жизнью. Вот на что директор никогда не жалел денег, так это на чудные произведения из мрамора, которые любил выставлять во дворе меж деревьями. Честное слово, лучше бы закупил на зиму большее количество дров для прогрева своего каменного царства, а то студенты, не смотря на учащенные приемы горячих, а иногда и горячительных, напитков все равно умудрялись болеть по несколько раз за сезон холодов и непогоды... Господин Михаелис, а что вы так вдруг стали переживать за этих студентиков? Успокойся, Себастиан, тебя ждут!..

Я решил не тратить время на медленное продвижение по территории колледжа, ведь не в ровен час ещё что-то, в крайнем случае, кто-то, сумеет приковать к себе мое внимание, и этот кто-то будет очень недоволен, потому что тогда это будет означать неповиновение... Но я и так уже собрался немного нарушить приказ Сиэля, а именно изображать из себя обыкновенного человека, на сейчас ситуация просто обязывала применить некоторые из моих способностей.

Оглянувшись вокруг в поисках зазевавших, и, как впоследствии, наказуемых за это, гуляк, я рванул с места в сторону общежития, размываясь и соединяясь с самой тьмой. Но, к сожалению, мне так и не судилось сегодня совершить обход, потому, что стоило моей ноге только ступить на порог первого дома, как метка на кисти запылала, отдаваясь болью во всем теле. Неужели господин так быстро попал в передрягу? Или же сумел раскрыть преступление? Если во второе мало верилось, то первое могло быть правдой.

— Вот тебе и хваленый Сиэль Фантомхайв... Ну почему тебе не сидится спокойно на месте? Этот день до жути нескончаемый....

Выйдя за пределы света, что лился из окон общежития, я опять-таки рискнул воспользоваться демонической силой, чтобы побыстрее оказаться около своего непослушного любовника.

Пребывая в движении, я старался уловить нить настроения мальчика, что бы появиться как-то более удачно, а не просто, выпрыгнув, как чертик из коробки, со словами: «Мой господин, вы меня звали? Кого тут следует прикончить?» И должного эффекта не добьюсь, и по шее потом схлопочу. Черт, помимо непонятно откуда возникнувшей заботы о людях, я приобрел ещё и крайнюю отходчивость от обид, что наносил мне Сиэль. Скоро вообще превращусь в ручного котенка, которого стоит просто приласкать, и он будет готов на все, ради господина... А, дьявол с ним, если дело касается графа, то я и так на все готов...

Отголоски связи, что соединяла меня с господином, вела к трем светящимся окнам на первом этаже северного крыла цен... Ого, Сиэль все ещё находится в кабинете старост? Почему так долго? Надо подойти ближе и как-то так аккуратно взглянуть на...

Это шутка, да? Я спятил уже окончательно? Потому что то, что я вижу просто невозможно, дико и нереально противно, гнусно и... Шлюха, мой... этот парень просто грязная и развратная шлюха... И пусть я не смею говорить такое о своем господине, но, о замерзший Ад, разве я сейчас не прав? Сиэль, словно последняя продажная баба вальяжно развалился на противном бежевом диване, извиваясь и ловя кайф от того, как... ЭДГАР РЭДМОНД?!.. Эдгар Рэдмонд деловито шастал в его штанах! А потом этот смертник (а как же иначе?) наклонился к графу и начал что-то слизывать с его живота. Хэх, маленький паршивец, оказывается, кончил от касаний мужчины... Другого мужчины, а не моих...

Впервые за тысячи лет я почувствовал... нет, не укол ревности или огромную тягу сжечь этот проклятый мир дотла, а просто пойти за ближайшее дерево и от души поблевать: кровью, душами, любовью – неважно чем, главное не видеть того, что будет дальше, а оно, без сомнений, будет. Мне плевать уже на всех и вся, на то, что вот сейчас где-то справа что-то зашелестело, что кто-то из преподавателей может очень даже нечаянно выглянуть из окон кабинетов. Я просто расползаюсь во мраке, преобразуясь в демона... Мне плевать, что Си... мистер Фантомхайв призвал меня на помощь, что он говорил, что люб... что... Мне плевать... Я увидел его гениальный план по совращению старост в процессе поимки преступника, о котором он так не хотел мне тогда рассказывать, когда несколько минут назад я только слез с него... Ложь, он мне все-таки солгал... Господин, не оказывайте услуг, о которых Вас не просят, а я, в свою очередь, буду исполнять все Ваши указания, как и предполагают условия контракта, после завершения оного наслажусь столь редким деликатесом, как чистая, но порочная душа взрослой маленькой шлюшки...

Оу, а когда это я успел опять прийти в себя и возвратиться в нормальное людское подобие? Плевать... Вспомни, Себастиан, куда там тебя сегодня приглашали?..


ПОВ Эдгара

Мне это кажется, или Сиэль такой же удивленный, как и я? Нет, скорее он испуган, и это видно по... Да что я такое говорю? Надо бегом сматываться отсюда и...и... И что же мне делать? Я по уши влюбился в этого печального синеглазого ангела, который только что так пылко стонал под моими руками и губами, который первым сумел назвать меня по имени без разрешения, который... А сейчас у него дрожат коленки, посылая вибрацию по всему дивану, дергаются ручки, в попытке прикрыть все выставленные напоказ прелести, и, что меня убивает – по щеке катиться слеза... Что же я наделал? Соблазнился любимым телом, лишив девственности столь непорочное существо... Гореть мне в аду! Только, где бы демона найти, чтобы он туда меня отправил при помощи самого болезненного метода (дорогой, хочешь – позову, один такой как раз находиться поблизости – прим.автора).

Вскакиваю с дивана и отхожу на несколько метров от молчаливого мальчика, прикрыв лицо руками... Что же я наделал? Теперь он точно не примет мои слова, и не ответит взаимностью на чувства, но, может попытаться все же стоит? О Боже, молю тебя, пусть Сиэль меня услышит!

— Прости меня, малыш. Я так сожалею о содеянном, — рискую выглянуть поверх пальцев: граф, закутавшись в форменный плащ, все с тем же потрясенным видом, но, спасибо тебе, господи, слушает меня. На радостях подбегаю к любимому, падаю перед ним на колени, набираю полные легкие воздуха и выпаливаю: — Я люблю тебя, мальчик мой, и именно из-за этого чувствую себя последней сволочью, ведь если любят так сильно, как я, то никогда не принуждают к близости... Ты простишь меня, Сиэль? Если да, то прошу тебя, встречайся со мною!

Склоняю голову прикрываю глаза в ожидании либо отказа, либо согласия...


ПОВ Сиэль

Он это сказал? Или мне послышалось? Любит? Встречаться? Безумец, честное слово, редкий балбес и дурак. Но черт, как же мне это нравится – манипулировать людьми, словно фигурками, передвигая их по доске с разной скоростью и придумывая разменные ходы... Теперь осталось только набить себе цену – и дело в кармане...

Смотрю на склоненную в молитвенном жесте фигуру. Что же он замолчал? А, точнго, ожидает приговор. Болван, кто же оставляет «жертве» возможность устанавливать свои правила? Правильно, только такой болван, как ты, Эдгар. А я их составлю, правила нашей «любви», по которым тебе придется играть, если выдержишь.

Состроив крайне смущенную мину, касаюсь его руки.

— Мистер Рэдмонд, зачем вы так? Меня и так здесь недолюбливают, не смотря на то, что я сегодня всего лишь первый раз пришел на занятия, — не был бы графом, то точно сделал бы карьеру в театре, настолько естественно звучал мой дрожащий «испуганный» голос. — Я счастлив услышать от Вас столь чувственные и прекрасные слова, но я ещё слишком мал, что бы думать об отношениях с кем-либо, тем более, общество уже поставило меня перед тем фактом, что я в будущем должен жениться на одной знатной леди, — при этих словах для пущего эффекта позволяю ещё одной слезе скатиться по щеке и упасть на тонкий палец Эдгара. Парень, почувствовав влагу, поднимает на меня свой взор и замирает. Что же, ещё одна рыбка решила клюнуть, но все ещё сомневается в наживке. Будем добивать. — Но, смотря на Вас сейчас, мое сердце обливается кровью... Я хочу, но не могу быть с Вами, ведь я не достоин дотянуться до Вас, прекрасного, своей маленькой ручонкой... Простите ли вы мне мою слабость и неуверенность, мистер Рэдмонд?

Падаю на колени возле старосты, упираясь лбом в его плечо. Давай, блондинчик, думай быстрее...

Холодные пальцы касаются моего подбородка, слышу судорожный вздох и понимаю, что на эту рыбку можно было даже и не тратить наживки, ведь она и без того согласилась бы вцепиться за голый крючок... Как хорошо, что за упавшими волосами не видно моего улыбающегося личика...

— Сиэль, не бойся, пожалуйста, я ведь не настаиваю на немедленной близости, как наших душ, так и тел... Я хотел бы, чтобы ты некоторое время, пока раздумываешь, был просто рядом со мною, позволяя держать себя за руку, целовать и обнимать. Хочешь? Только скажи «да», и я все устрою...

Сообразим... держать, целовать и обнимать – как целомудренно, но даже это неприемлемо для меня, имеющего уже любимого... Но, как я там говорил: «Раскрыть дело любыми способами»...

Повинуясь «внезапному» порыву, хватаю держащую меня руку и прижимаю к щеке.

— Это тоже... слишком... Понимаете? Вы... Мне страшно, ведь, если ваше чувство столь сильно, вы можете в любой момент не сдержаться и сделать мне больно, или же заставите... почувствовать сжигающий стыд, как сегодня... Да и другие ученики... Не хочу быть преследуемым и вскорости загнанным в угол...

Рэдмонд очень внимательно слушает мое покаяние. Но, не слыша вразумительно ответа, не спешит с необходимым мне предложением. Точно, ему ведь надо переварить столь «искренне» преподнесенную ему информацию, чтобы выдать окончательный и правильный (с моей точки зрения) ответ.

Мда, ты меня разочаровал, Эдгар. Думаю, что все же дам тебе время до завтра, чтобы ты обдумал...

— Если, — прервав мои размышления, начинает староста, — ты столь боишься гонений со стороны других студентов, то у нас есть один выход. Я тебя назначаю своим первым сектетарем. С завтрашнего дня ты должен носить соответствующий серый жилет и иметь постоянную резиденцию на территории колледжа. Так как свободных апартаментов, который соответствовали бы твоему статусу, у нас нет, то я выделю тебе часть своего личного коттеджа... Как тебе такой расклад, любимый?

Слушая столь занимательное предложение, я все больше и больше удивлялся: а паренек, оказывается, не столь тупой, как мне казалось, сумел высказать довольно-таки неплохой выход из сложившейся ситуации. Но вот последняя его часть мне не понравилась, как и неподобающее обращение в конце...

Потупив «радостные» глаза, я просто сказал: «Да», но о моем размещении позаботиться господин Михаэлис, о чем никому не стоит знать...

@темы: творчество, темный дворецкий, фанфик, школьные дни

06:44 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Дя, блеать, я это сделала!!!! Продолжение фика - вот оно)))

Глава 7. Игра за правилами или "Серый" жилет. Часть 1

читать дальше

@темы: школьные дни, фанфик, темный дворецкий, творчество

15:55 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
06:18 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Глава 5. Послевкусие или Пора за работу


читать дальше

@темы: школьные дни, фанфик, темный дворецкий, творчество

08:54 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Святые печеньки! Бльо, я так больше не могу((( ну кто меня вырастил такую, а? Мама, папа, как хорошо, что вы никогда не прочтете ЭТО, а точнее выражаясь, столь нцешный крик души... Эх, точно, просто отлично! А то я просто не знаю, куда засунуть свои утомившиеся красные глазки...
Хихик!))) Полусите - и распишитесь. Глава 4. После расставания

читать дальше

@темы: творчество, фанфик, школьные дни

23:06 

Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
11:55 

Встречайте новый фик - Школьные дни или В тихом омуте черти водятся

- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Автор: Юкико Рей (она же Кнопка, она же White_Demon)

Название: Школьные дни

Фэндом: Темный дворецкий

Персонажи, пэйринги: Себастиан/Сиэль, Сиэль/МакМиллан, Сиэль/Эдгар, Лоренс, Герман, Грегори.

Жанры: Слэш(яой), Детектив, POV, ER

Рентинг: NC-17

Предупреждения: Насилие, Ченчлэш, Секс с несовершеннолетними, BDSM.

Размер: как выйдет

Статус: в процессе

Публикация: Ссылку киньте - или сгиньте

От автора: Сильно тапками не закидывайте, но здоровая критика принимается с удовольствием. В фике использованы описания и фразы из самой манги, но с некими собственными добавлениями и переделками. Где-то со второй главы начинается чисто моя фантазия))). Так, на счет пэйрингов. Я сама не отдам Сиэля никому, кроме Себастиана). Ну созданы они друг для друга, даже к гадалке ходить не надо! Так что вот – получите и распишитесь. Приятного аппетита)


читать дальше

@темы: творчество, фаефик, школьные дни

записки сумасшедшей:приятного аппетита

главная