02:59 

Полюбить заново

Юкико Рей
- Ты кто? - Королева!.. - Обидно...
Глава 9. Утром


В окна моей комнаты пробивались первые лучи солнца. Они падали на пол, на стены, на мебель, отбивались от зеркала, создавая маленьких дребезжащих зайчиков. Наверно, это первый солнечный день за последние три недели, и, потому, его так ожидали сыновья Френсиса. У нас сегодня запланирован большой пикник на лужайке на заднем дворе. И впервые со мной, как с их учителем, будет кто-то ещё. И этот кто-то сейчас всем своим прекрасным нагим телом прижимался ко мне, но не возбуждая, а наоборот, успокаивая и усмиряя.
Я медленно повернул голову вправо и посмотрел на грудь. Там лежало мое персональное солнышко. В ярком свете её кожа казалась укутанной каким-то мерцающим сиянием, на нежных щечках застыл столь любимый мной румянец, мягкие губы, все ещё пухлые от страстных поцелуев, немного приоткрылись, обнажая два ряда маленьких белых зубок и приглашая опять скользнуть в теплую и сладкую глубину... Этой ночью мы долго шалили, и Каиль, уснувшая только под утро, была настолько изнурена, что даже во сне не шевелилась и не меняла позу: как упала на меня, обнимая, так и лежит сейчас. Но я ведь не уснул! Я целую ночь умилялся малышкой, любовался ею, и иногда, почти невесомо, целовал то хрупкие пальчики, то мягкие волосы. Удивляюсь с самого себя.
Уже неделю Каиль живет со мной. После того разговора с Анной (а если обра-щаться более официально – с Ишет Зинумим), я долгое время провел в раздумиях. Почему отец (да, повелитель Сатана – мой отец) и мать (господа Лилит, между прочим) выбрали именно меня? Понимаю, среди всех их сыновей и хранителей я единственный, кто не имеет ни единой жены. Но мне и так хорошо! Кто такая жена? Она – только дополнение, приятное вначале, и с каждым новым годом становящееся все досаднее и досаднее. А вот возлюбленная... Даже само слово указывает на то, какого рода отношения царят между двумя. Тут я, конечно, тоже погорячился, и на счет чувств, и на счет любви, но о Каиль хочется говорить именно так. Возлюбленная...
Я представил её Френсису сразу же, как мы встретились утром в гостевой. Он был все ещё пьян и какой-то помятый, но, услышав о чем я говорю, мигом протрезвел и премного удивился. А потом я сказал, что девочка будет помогать мне в исполнении его желания вполне безвозмездно. Френсис обрадовался, но напомнил, что для пресечения разных слухов надо оформить опекунство. Я ухмыльнулся и помахал под его носом необходимыми документами, коими снабдила меня готовая ко всему Анна. Воистину подлая и расчетливая демоница, черт бы её побрал. Я несказанно рад, что Каиль так легко досталась в мое распоряжение, но черт, если подумать логически, то все, что связанно с моими, кхм, родителями само по себе странно и опасно.
«Твое задание – научить девочку жить по принципу «повелевай и разделяй», — давала инструкции Анна. — Вспомни свой предыдущий опыт с... Так вот, госпожа Лилит обучила Каиль тем крохам, что необходимы для выживания и маскировки. Остальное – в твоем распоряжении». А на мой вопрос, когда запланирована церемония, получил грубый ответ: «Когда Каиль доведет свой первый контракт до конца, не раньше. Но до той поры – ни ты, ни она не вправе заявлять о себе в Преисподней, а если вы за время обучения встретите кого-то из кочевников, ангелов, или, тьфу-тьфу-тьфу, жнецов, то не должны ни в коем случае раскрыть ему или ей свои сущности». А на следующее утверждения я мог только закрыть глаза и послушаться: «Если Каиль захочет увидеть меня или просто пожить в своей комнате в «Кусочке неба», — просто отпусти её, ведь я – единственный, кроме тебя, демон, кто знает её настоящее предназначение».
Сначала я очень переживал о том, как Каиль адаптируется в новых условиях проживания, но, видимо зря. По своим физическим данным, да и по документам, девочка было четырнадцать лет, а, значит, она не намного больше старшего сына Гринна, Гилберта, который, как и младший, Джек, сразу же полюбил и принял немногословную, но такую обаятельную племянницу мастера Михаэлиса. Да и Каиль не растерялась – с первого же дня в особняке она вела себя как воспитанная молодая особа, помогала мне присматривать за детишками и сама училась с ними. Это было утром. Днем, когда у мальчиков по плану стоял тихий час и я был свободен, мы удалялись к ней в комнату, которую так щедро выделил Френсис, и я обучал её искусству перевоплощения, демонологии, истории, магии и других жизненно необходимых для демона вещей. Она все схватывала на лету, а за особые успехи я награждал её поцелуями и ласками. Вечером я уходил на работу на Даунинг-стрит 10 и мы разлучались. Но, не смотря на это, каждую ночь Каиль приходила ко мне, и мы спали вместе, точнее, она раздевалась, ложилась на кровать, мы ещё немного общались, пока кому-нибудь из нас не приспичивало, целовались и предавались любовным утехам. Черт, не сказал бы, что я лишил её девственности – ещё ни одна дама не творила со мной и половины того, чего делала она. Может, дело и не в опытности совсем, а в испытываемых ощущениях, когда столь любимое существо наслаждается тобой и дарит наслаждение тебе же...
Каиль знала, о планах Повелителя скрепить нас браком (интересно звучит), и, кажется, даже была счастлива. Это счастье сквозило в каждом её слове и движении, а глаза-то, глаза! Они блестели и даже во время наших обучений посылали мне такие разряды, что несколько раз я не выдерживал и, повалив малышку на стол, осыпал все её восхитительное тело поцелуями и ласками. В такие моменты она освобождала свою сущность, а я поддавался, принимая свой облик без лишней боязни ранить её или сделать больно. Как-то раз Каиль даже вытащила из-под подушки плеть и бондаж, чем повергла меня в нескрываемый восторг: когда она успела достать все это, да ещё и научилась этим пользоваться? Я тоже решил посетить специализированный магазин и прикупить там несколько интересных игрушечек, что бы разнообразить и без того потрясающий секс. Получилось очень даже ничего...
Но отчего-то странное беспокойство не покидало меня ни на миг. Все слишком запутанно и туманно, наше счастье зыбко и нестабильно...
Каиль, потревоженная нечаянно упавшим ей на лицо светом, нервно заерзала, возбуждая меня с утра пораньше. Ты нарываешься на неудержимого меня, деточка, ой нарываешься... Но я не двигался, стараясь не потревожить любовницу, ведь скрывшись от ранних лучей, Каиль могла ещё поспать (если, конечно, сейчас же прекратит тереться об меня). Но вдруг она глубоко вздохнула, её ресницы затрепетали и девочка открыла свои ясные синие глаза.
— Белиаль?..
Голос, ещё сыпкий после сна, звучал тихо, словно дуновение ветерка, а немного туманный взор блуждал по моему такому же обнаженному телу. Какая картина! Эх, просто бери в руки кисть да краски и рисуй, рисуй, рисуй...
— Каиль, спи ещё...
Девочка приподнялась на локтях и уже тверже посмотрела в мое улыбающееся лицо. Она поправила непослушные волосы, что падали на глаза и нежно улыбнулась.
— Нет, Белиаль, я не хочу больше.
Каиль медленно скользнула рукой под одеяло в поисках чего-то ей одной ведомой. Проказница, с самого утра...
— А чего ты хочешь? — чисто риторический вопрос, не так ли?
Загадочно улыбнувшись, малышка продолжала шарить по моему торсу, проводя по коже ноготками, от чего по мне стадами забегали мурашки. Она опустилась ниже, погладила бедра, и, когда я уже был готов сорваться, накрыла возбужденную плоть ладошкой. Она дерзко обхватила мой член пальчиками, водя по стволу вверх-вниз, нажала на головку, отодвинула крайнюю плоть. Мне было хорошо, но черт, я хочу большего!
Каиль не спешила, она очень любит игры, особенно если её, то ли противником, то ли коллегой был я. Девочка уже успела изучить мои реакции и предпочтения в постели, поэтому знала, как именно доставить мне большее удовольствие.
Когда я уже подошел к грани, она убрала руку, перевернулась на живот и встала в колено локтевую позу параллельно моему телу, предоставляя мне прекраснейший вид на все свои прелести. Касаясь живота своими грудками, она рисовала ими замысловатые узоры. От нахлынувших ощущений я прикрыл глаза и просто отдался на волю течения. Заметив дрожь, Каиль обхватила мой член губами и заглотнула его целиком. Потом я уже не чувствовал ничего, кроме приятной влажности её похотливого рта, которым она доводила меня до исступления. Но последней каплей стало совсем другое: когда я сообразил, что сейчас приятно только мне, я решил немного помочь девочке руками, но, открыв глаза, заметил, что малышка в моем вмешательстве не нуждается. Каиль сама, то проникала в уже достаточно мокрое влагалище несколькими пальчиками, то просто теребила клитор. Нет, малышка, я все же прерву твое представление и внесу в него поправки. Схватив Каиль за бедра, я притянул к лицу столь желанную дырочку и начал её лизать. Снизу послышался протяжный стон. Да, маленькая, это хорошо, не так ли? Я обвел языком всю её прелестницу, ещё такую нежную и совсем не тронутую порослью, обхватил оккупированный пальчиками клитор своими губами и немного пососал. Каиль выгнулась и оторвалась от своего занятия. Она дышала так рвано, исступленно повторяя просьбу не останавливаться. Да что ты, я и не думал. Оставив в покое свою «конфетку», я проникнул языком в манящее узенькое влагалище. Сначала я просто полизывал его снаружи, но потом, когда вновь почувствовал свой член во рту, резко проникнул внутрь и задвигался. Каиль рыдала надо мной, увеличивая темп своих движений – значит, уже совсем скоро её накроет оргазмом. Хэх, сделаю-ка я то, о чем уже давно мечтал...
Оторвавшись от своей работы, я облизал два пальца и, опять припав к девушке, приставил один к маленькому колечку мышц. Наверно, Каиль не понимала, что я делаю (так велико было удовольствие), пока я не согнул палец, уже находясь внутри её заднего прохода. Малышка вскрикнула, и я почувствовал, как по моим бедрам потекли слезы. Но ведь не бывает хорошо без боли. Мне так хотелось прошептать ей что-то нежное, типа, «все будет нормально, не переживай и просто расслабься; доверься мне», но для этого требовалось отвлечься, а я не хотел прерывать ласки, ведь в этом случае боль возрастет.
Но вот уже через несколько минут, Каиль сама насаживается на мои пальцы, похныкивая от переполнивших её ощущений. Жаль, что не смогу продолжить там сегодня, но мы ведь ещё не раз возвратимся к этому, да, малышка. Я ведь учил тебя : повторение – мать учения...
В тот момент, когда Каиль заглатывает мои член вместе с мошонкой, я чувствую, как теплое семя разливается ей в рот и она его сразу же глотает, стараясь не проронить ни капли. А я все неистовей двигаю языком с твердым желанием довести девочку до пика. В очередное мое погружение в теплую пещерку, тело Каиль вздрагивает и обмякает. Черт, мне нравиться наш маленький марафон...
Поднимаю и разворачиваю любовницу в нормальное положение. Потрясена оргазмом, Каиль впала в обморок. Но самое прелестное – это застывшая довольная улыбка...
Встаю с кровати, одеваюсь. Подхожу к кровати, наклоняюсь над моей любимой соней и нежно целую в чистый лоб. Не хочу уходить, черт, не могу, но должен. Пора распоряжаться на счет ленча.
Уже стоя на пороге, оборачиваюсь. Ничего, Каиль, утро удалось, но обещаю, ночь будет ещё более незабываемой...

@темы: темный дворецкий, творчество, полюбить заново, Фанфик

URL
   

записки сумасшедшей:приятного аппетита

главная